03 декабря 2022

Воронежцы рассказали "Берегу", как начинали новую жизнь в освобожденном городе

28.01.2019

Старейший воронежский педагог Галина Тихоновна Дмитриева сама села за парту 13-й школы сразу после освобождения Воронежа. "Да, у нас были настоящие черные парты и черная доска, а в актовом зале стоял рояль. До сих пор не пойму, откуда все это взялось посреди разрухи", - вспоминает Галина Тихоновна.

В 60-х годах она сформировала французское направление теперь ассоциированной с ЮНЕСКО воронежской гимназии им.Никитина, а в то время - 59-й средней школы. Галина Тихоновна пришла сюда работать заместителем директора по французскому языку.

Другой мой собеседник - ветеран воронежской медицины, заслуженный врач, краевед и публицист Фаина Зиновьевна Блинчевская. Оккупированный Воронеж - на их памяти.

ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМО

- Если б не погреб в дедушкином доме на окраине города в районе мехзавода, мы бы, наверное, не выжили. Помню, как в 42-м году всю неделю фашисты бомбили не переставая. Когда мы с сестрой и мамой вышли наверх, то увидели вокруг сплошные руины и осколки. Здесь на правом берегу уже были фашисты. Позже они погнали оставшихся воронежцев в сторону Курска. У нас дома была телега, мы сложили на нее немного вещей и так дошли до Урыва. А наших соседей по Новослободскому переулку посадили в вагоны для скота и увезли в Германию, - рассказывает Дмитриева.

Десятилетняя Галя с мамой и старшей сестрой тоже жили за колючей проволокой в лагере под Курском. Тогда семью спас местный житель, посоветовавший отсидеться в березовой роще на границе с Орловской областью. Так мать с дочками избежала пересылки в Германию.

До освобожденного Воронежа они добрались только в мае 1943 года. Приехали уже поездом в открытом вагоне на Курский вокзал.

"Я ШЛА ПО РАЗВАЛИНАМ И ПЛАКАЛА"

- Мне было 11 лет. Я вышла с вокзала - и передо мной лежал мой разбитый город. Я шла вместе с мамой и плакала до самого дома. Эти два образа любимого города в моей памяти теперь навсегда: пожарища оккупированных улиц, как только мы выбрались из погреба, и теперь вот - бесконечные поля руин с торчащими остовами тут и там. Мы шли по этим развалинам все с той же своей телегой, с мешочком ржи, который нам выдали красноармейцы, когда сажали в вагон до Воронежа. Дошли до улицы Моисеева. От нашего дома уцелела пристройка - в ней и поселились. У соседей нашли свою кровать и спали втроем. На голых досках, потому что ни матрасов, ни соломы было не достать. Около дома нам дали земельный участок, и мы сразу стали сажать картошку.

РАБОЧИЕ БУДНИ

- Я видела, как по утрам люди вокруг выбирались на работу из развалин, подвалов и землянок. Мама пошла работать заготовщицей на обувную фабрику, откуда папа уходил на фронт. Мама боялась, что у нас будут мерзнуть ноги. А зимой, благодаря ее работе, у нас были настоящие кирзовые ботиночки с фабрики. Эта фабрика дала нам новые силы. С продуктовыми карточками, которые маме выдавали, я ходила на улицу Кирова. Там уже заработал маслозавод, открылись кое-какие магазины. С карточками мы стояли в очереди за хлебом и керосином. Работающей маме полагалось 500 граммов

хлеба, а нам, девочкам - по 300 граммов. Есть хотелось все время. У сестры был туберкулез бронхиальных желез, и поэтому нам по отдельной карточке на улице Куцыгина выдавали "усиленное питание". Я приходила туда и получала тарелку супа. С тех пор больше всего на свете люблю суп! А сестре в баночке приносила мясное суфле. И уже заработали рынки: Щепной - в районе нынешнего концерна "Созвездие" - и Мясной - там, где теперь Театральная площадь. Продукты стали везти в город из соседних деревень.

БАБОЧКА НА СЦЕНЕ

- Летом 43-го я пошла записываться в третий класс 13-й школы. Директор сказала мне: "Ну, девочка, приходи завтра, будем восстанавливать родную школу". Именно в этой школе военного времени педагоги привили мне на всю жизнь любовь к театру.

Помню, как в 44-м премьерой "Горе от ума" открылся драмтеатр. Как-то обустроили, перестроили под сцену обломки здания. Кто-то из актеров жил здесь же, кто-то - в полуразрушенной гостинице "Воронеж". А во время репетиции первого спектакля на сцене вдруг появилась бабочка. Она летала между декораций. В декабре! Актеры тогда сказали, что это добрый знак: теперь мы точно победим!

БЫТОВКА И ПЕРРОН ИЗ ДОСОК

В этом январе Фаине Зиновьевне Блинчевской исполнилось 90 лет. На ее счету 11 книг о воронежцах и о войне. На этой неделе при поддержке управы Железнодорожного района состоялась презентация второго тома книги Фаины Блинчевской "Сад пионеров. Трагедия войВ­ны. История с продолжением". Период между двумя томами оказался временем новых страниц истории военного и освобожденного города. Нашлись еще очевидцы бомбежки, выпущен кинофильм.

- Вагончик-бытовка и "перрон" из двух положенных досок - вот что я увидела вместо своего любимого центрального вокзала "Воронеж 1", когда мы вернулись в освобожденный город, - рассказывает "Берегу" Фаина Зиновьевна. - Выходим на привокзальную площадь, а здесь противотанковые ежи, ямы да груда кирпича. Те же груды по проспекту, а над зияющими проемами окон таблички "мин нет". Жить в городе нам оказалось негде, и мы уехали к родным в Бабяково. Но мне надо было учиться, и родители все-таки определили меня в 3-ю женскую железнодорожную школу Воронежа. Жила я в сторожке Бринкманского сада. Там была еще одна семья - тетя Лена с дочками, и я спала у них на лавке у печки. Родители вернулись ко мне только в 1946 году, когда начали строить наш новый дом на улице Авиационной.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Сейчас неутомимая Фаина Зиновьевна ведет переговоры с городской администрацией, помогает собрать предложения воронежцев по мемориальной реконструкции площадки на месте бывшего Сада пионеров.

- Там будут арка, барельеф и скамейка. Наша идея, чтобы на этой скамейке всегда лежали игрушки в память о погибших ребятах. Но моя мечта, и я на этом настаиваю - фонтан. Точно такой же, какой стоял здесь до войны: мальчик-пионер рядом с большой рыбой. Я не сомневаюсь, что жильцы соседних домов дадут разрешение на строительство фонтана. И что это место станет знаковым и для юных воронежцев, и для иностранных туристов. Кстати, художница из Мюнхена уже написала две картины о воронежской трагедии в Саду пионеров и собирается подарить их городу, - говорит Фаина Блинчевская.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Мероприятия, посвященные битве за Воронеж и его освобождению, на этой неделе проходят в ВГУ. 24 января в Музее истории ВГУ открылась выставка "Непокоренный город", где представлены подлинные предметы военного времени, в том числе - находки поисковиков. В мероприятии приняли участие сотрудники музеев истории воронежских вузов, Центра военно-патриотического воспитания "Музей-диорама", представители студенческих волонтерских организаций ВГУ и клубов военно-исторической реконструкции "Набат" и "За отвагу".