01 февраля 2023

К 95-летию генпрокурора СССР Александра Сухарева

13.10.2018

Живет Александр Яковлевич Сухарев в одноэтажном коттедже в деревне Козино в Подмосковье. Скромно, по-военному: шкаф, рабочий стол, койка, телевизор, по которому он следит за событиями, когда не пишет мемуары или не едет в Генеральную прокуратуру, где до сих пор работает советником генпрокурора, или - не спешит по какому-нибудь другому из многочисленных общественных поводов.

Ему есть что поведать молодому поколению, его мудрость и опыт - не личное, а народное достояние. Бывшему генеральному прокурору Советского Союза, почетному гражданину Воронежа Александру Сухареву исполнилось 95 лет, однако он по-прежнему полон планов и идей.

Уроки жизни

Все значимые для страны события так или иначе отражались на судьбе Александра Сухарева. Он родился в с.Малая Трещевка Землянского уезда в семье крестьян. "Если отец хотел приобщить меня к земле, - вспоминает он, - то мать считала, что я во что бы то ни стало должен учиться". И Саша пошел в четырехклассную школу в Малой Трещевке. Он выступал перед колхозниками со своими стихами, а когда учительница отлучалась или болела, вел занятия со школярами. После четырехклассной школы мать отвезла его учиться в Землянск, где сняла для сына квартиру. Зарабатывала деньги шитьем.

Александр Яковлевич часто вспоминает свое первое знакомство с правоохранительными органами, когда его, семиклассника, на трое суток поместили в подвал НКВД. Тогда в класс принесли портрет Ворошилова. Саша, взглянув на него, воскликнул: "Какие бешеные глаза!" Нашелся стукач, и Сашу забрали. Спасли братья матери - большевики с дореволюционным стажем.

После восьмилетки Саша переезжает в Воронеж, учится в вечерней школе и работает слесарем на военном заводе. Он, как и многие мальчишки того времени, бредит военным училищем, приписывает себе год, окончание десяти классов (хотя еще учился) и отправляет документы в военкомат. Обман всплывает, его вызывают на бюро райкома комсомола, хотят исключить за ложь, но, учитывая отсутствие злого умысла, в комсомоле все же оставляют. Окончив десятилетку, он поступает в училище связи.

И здесь не прошло без жизненных уроков. Однажды, когда курсант Сухарев скучал, будучи дневальным по роте, а мимо проходил ротный, Саша решил пошутить. Взял с тумбочки пистолет и нажал на курок. Вместо щелчка (он не сомневался, что пистолет не заряжен) раздался выстрел… Ротный побелел, как мел, но не сдал курсанта Сухарева. И это было уроком будущему прокурору…

Труба зовет

С курсантской скамьи Саша попадает на фронт. Он - командир взвода связи, роты, начальник связи полка, начальник штаба полка. На груди у него появляются ордена Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и Красного Знамени… Он с юмором вспоминает, как "взял в плен" триста фашистов. Это случилось, когда немцы попали в Бобруйский котел. Взяв в плен пятерых немцев, он раздал им усиливающие звук трубы, чтобы они созывали остальных, и вот они вывели из леса еще триста…

Когда полк дошел до Польши, на реке Нарев Сухарева тяжело ранило. Как вспоминает Александр Яковлевич, советские части захватили плацдарм на западном берегу, который немцы всячески пытались отбить. Завязались ожесточенные бои. Командир послал Сухарева с замполитом собрать всех, кто мог держать оружие, и переправить их на плацдарм. Река простреливалась с высокого берега, и Сухарев с замполитом решили проскочить по оврагу на лошадях, но, когда они подскакали к броду, начался обстрел… Ранило и Сухарева, и лошадь, она прямо выскочила из-под него, а он остался в кровавой воде. Его считали погибшим, но он выжил… В госпитале Сухареву хотели ампутировать руку, но он уговорил ее сохранить. Вытерпел очень тяжелую операцию и впоследствии с силой совершал рукопожатие именно этой, раненой рукой.

Ни минуты без дела

После госпиталя его отправляют в Воронеж командовать воинским складом. Вскоре увольняется, работает на заводе, становится секретарем Железнодорожного райкома комсомола, затем переходит сначала в обком комсомола, потом - в ЦК комсомола, в котором курирует Западную Украину, где тогда бесчинствовали бандеровцы. Убивали советских работников, активистов, красноармейцев, командиров… И он мотался по горячим местам, рискуя сам попасть в лапы бандеровских шаек. Вспоминал, как тогдашний секретарь ЦК КП Украины Никита Хрущев предлагал принудительно отправлять молодежь западных областей на работу в Донбасс, но это не нашло поддержки, и Сухарев вместе с другими активистами налаживал мирную жизнь на месте. "Я при встрече с людьми в Западной Украине пытался прощупать, враги они или нет? - рассказывает Александр Яковлевич. - Безусловно, правильно, что мы не пошли по пути, который предлагал Никита Хрущев. Это была бы насильственная акция. Они бы ее саботировали, и мы, наоборот, укрепляли бы бандеровцев. Нужно что делать? Вести разъяснительную работу. Посылать на учебу. Чтобы они пожили в других условиях, увидели, что строит советская власть…" Как показала история, разъяснения не помогли, "бандеровская болезнь" оказалась хронической…

Пришло время, и Сухарев переходит на партийную работу. В круг его обязанностей попадает Генпрокуратура, суды, МВД. С партийной работы переводят заместителем министра юстиции СССР, оттуда - министром юстиции РСФСР. В феврале 1988 года его назначают заместителем генпрокурора СССР, а уже в мае он сам становится генеральным прокурором СССР.

Именно на плечи Александра Сухарева свалились Сумгаит, Карабах, события в Тбилиси, Прибалтике… Он там, где вспыхивают конфликты. Он снова, как в Великую Отечественную, всегда на передовой…

Александр Сухарев не тот человек, чтобы, лежа на печи, лишь наблюдать за жизнью. И сейчас, в свои 95, он не позволяет, чтобы его дни проходили впустую.