06 декабря 2022

Чего стоит покататься пьяным на катере по "водохранке"

13.10.2018

Резонансная история столкновения катеров на Воронежском водохранилище около двух часов ночи 31 июля 2016-го, когда пять человек были ранены и один погиб, продолжает добавлять новые факты в историю города. На днях Железнодорожный райсуд Воронежа вынес решение о взыскании с владельца катера компенсации одной из пострадавших.

ДРАМА НА ПИКНИКЕ

Освежим в памяти сюжет этой драмы. Небольшой катер Stingray с тремя мужчинами и тремя женщинами на борту сначала катался по акватории, потом остановился у набережной Массалитинова между Северным и Чернавским мостами. Мотор заглушили и стали "расслабляться". Но пикник оказался недолгим: в них на скорости около 60 км/час влетел катер Crownline. После столкновения находившиеся на Crownline смылись. Сколько человек и в каком состоянии плавали на том судне, осталось тайной.

А на Stingray пострадали все. Ростовчанка Александра 35 лет, которая приехала в гости к своей воронежской подруге Валерии, оставив дома мужа и 10-летнего ребенка, скончалась сразу, остальных увезли в больницу. Валерию 22 лет и Владислава 29 лет подключили к аппаратам искусственного дыхания и несколько месяцев возвращали к жизни.

Виновника долго не могли найти. Родственники пострадавших сами установили, что владельца Crownline стоимостью около 4 млн руб. зовут Сергей Минаков и что он числится безработным.

Когда Минакова нашли, он заявил, что был трезв и просто не заметил, как в хлам разбил другой катер.

Следствие шло долго, подробности его бурно обсуждались в соцсетях. Причем обсуждавшие разделились на два лагеря: одни считали, что порядочная женщина не станет бухать с мужиками ночью на катере, оставив ребенка и мужа дома, а другие с христианским милосердием жалели убитую и тех, кого пытались спасти врачи.

Родственники пострадавших сообщали, что господин Минаков предложил им материальную и моральную компенсацию - "знак доброй воли". Одновременно в СМИ и соцсетях шла кампания по сбору средств на лечение пострадавших. К февралю 2017-го для покалеченной Валерии собрали около миллиона рублей. Она долго была в коме, не помнила последние пять лет своей жизни, и врачи говорили, что уже не вспомнит.

В соцсетях выражали уверенность, что виновный в аварии установлен не будет: мол, если человек не хочет сидеть, правоохранительные органы бессильны.

ЗАЧЕМ ВЫ, ДЕВОЧКИ?..

В августе 2017-го Московское СУ на транспорте СК определило наконец виновников аварии и направило в суд уголовное дело по ч.2 ст.268 УК РФ ("Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека" - до 4 лет отсидки), предъявив обвинение обоим владельцам катеров: Антону Рудометову 28 лет (Stingray) и Сергею Минакову 45 лет (Crownline).

Дело это дало в том же августе такое эхо: московские следователи возбудили уголовное дело против владельца еще одного из катеров. Он катал желающих по воронежскому "морю", и 19 августа в его катер села "контрольная закупка", причем пьяная. А продавец не только не выдал им спасательные жилеты, но и разрешил одному из пьяных порулить катером. За что чуть позже и схлопотал большие проблемы от наблюдавших за этим безобразием надзирающих органов.

Выходило, пьяное катание по нашему "морю" - это не исключительный случай... Ну расслабляются господа, это ж повсеместно так: где ж еще им расслабляться, как не на море? Но тема эта развития не получила, хотя многие считали ее ключевой.

А "ВКонтакте" продолжался сбор средств для Валерии.

В октябре прокуратура огласила в Центральном райсуде Воронежа обвинение: Stingray не включил сигнальные огни, а владелец Crownline, "допуская преступную небрежность, проявил невнимательность и не увидел маломерное судно".

В ноябре сестра Валерии объявила, что сбор средств на ее реабилитацию вновь открыт: после курса в московской клинике у нее появился шанс снова встать на ноги. Но память к ней так и не вернулась, она чувствует себя одинокой и обузой для родных.

В январе этого года СМИ сообщили, что у Валерии открылся талант поэта, и на своей странице в соцсети она выложила стихи; мол, в них много искренних и сильных чувств. Ну, например:

С Новым годом поздравляю, //Счастья, радости желаю.//Звон бокалов, елка, смех,/Свечи, подарки и успех.//Пусть будут рядом близкие, родные,//Чтоб не считали себя ненужными, чужими.

Эта поэзия подействовала не на всех, и циники продолжали рассуждать о дамах, пьющих ночью с мужиками на катере. Однако большинство жалело девушку и стихи ее хвалило.

УСЛОВНАЯ НЕОТВРАТИМОСТЬ

В марте 2018-го Центральный райсуд Воронежа признал виновными обоих обвиняемых. Владелец Stingray получил 3 года условно и на тот же срок лишился права управлять маломерными катерами. А владельца Crownline вообще освободили от ответственности в связи с примирением сторон: он возместил пострадавшим материальный и моральный ущерб.

То есть труп и инвалиды есть, а преступления как бы и нет.

Приговор вызвал бурные обсуждения в соцсетях - со спорами о справедливости и морали, о продажном правосудии. Вспоминали резонансное дело мая 2015-го, когда катер с пьяной компанией врезался в опору железнодорожного моста у санатория имени Горького и сгорел; водитель и двое его пассажиров погибли. У погибшего водителя обнаружено в крови 2,1 промилле - то есть пьян был он в хлам.

А рядом на байдарочной базе занимались ребятишки из детской спортшколы, и за пару минут до взрыва катера под мостом проплывала группа байдарочников.

Но карать было некого, и уголовное дело по ч.3 ст.109 УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности двум и более лицам") о гибели трех человек в результате взрыва и пожара на катере было прекращено в связи со смертью подозреваемого.

В соцсетях, по обыкновению, хватало злых комментариев: да пусть бы, мол, все эти пьяные уроды поубивались и на воде, и на суше, лишь бы не гробили невинных! А другие были уверены: даже если б пьяный бизнесмен тогда убил пассажиров, а сам остался жив, реальная отсидка вряд ли бы грозила ему - в связи с неизбежным "примирением сторон". И не сомневались, что в нынешней системе такое "примирение" - главная альтернатива справедливости и закону.

ПОЛУЧИТЕ И РАСПИШИТЕСЬ

Вернемся в наступившую осень: одна из потерпевших обратилась в Железнодорожный райсуд с исковым заявлением о возмещении материального вреда, компенсации морального вреда, утраченного заработка. Иск поддержан участвующим в деле прокурором. Решением суда с владельца катера Crownline в пользу потерпевшей взыскан материальный ущерб, компенсация морального вреда и утраченный заработок в размере 1 млн 455 тыс. руб.

Никаких частных определений о необходимости пресечь пьяный купеческий разгул на Воронежском водохранилище суд снова не вынес.

Да и какие тут определения, если пьянка на катере - это как шашлык на берегу речки.