26 ноября 2022

Если близкий человек стал инвалидом, как помочь ему и сохранить себя?

28.11.2017

Забота о немощных людях в России поэтапно перестает быть делом самих "утопающих" и их семей. В Воронежской области открываются новые, более комфортные дома-интернаты для пожилых и инвалидов. Пристроить туда родственника или, может, найти последнее пристанище для себя становится теперь не так уж сложно. Но этот выбор в России - чаще всего на грани душевной катастрофы.

Корреспонденты "Берега" попытались разобраться в ситуации, побывав в воронежских семьях и в областном доме-интернате милосердия для престарелых и инвалидов.

Я еще не "вернулась"

Татьяна Подоприхина, председатель регионального общества больных рассеянным склерозом и член Общественного совета при областном департаменте здравоохранения и областном Росздравнадзоре 12 лет ухаживала за своей мамой, прикованной к постели тяжелым недугом - системной миеломой.

- Полтора года, как не стало мамы, а я все еще не отошла - не вернулась к нормальной жизни. Первое время ездила ухаживать за ней в Гремячье каждый день, потом - перевезла к нам в Воронеж. Спасибо мужу, что выдержал такой мой ритм. Памперсы, пролежни, постоянные боли из-за разрыва костной ткани - все это еще свежо в моей памяти. Да, были конфликты. Но мы с нею строго придерживались одного правила: не уходить в ночь, не помирившись, и это охраняло наши отношения. По мировым стандартам, в многолетнем уходе за больным должна быть ротация. А если все это ложится на плечи одного человека, то он разрушается сам. Эта ниша психологической помощи именно родственникам в нашей стране и в регионе пока пустует. А таких случаев очень много, просто люди замкнулись в своей беде и для общества невидимы. В районах области много молодых людей, прикованных к постели. Они просто лежат, и им уже ничего не надо. А если бы врачи занялись ими раньше, вовремя снимали обострение, оперативно назначали лечение, то это были бы перспективные ребята, которые могли бы себя обслуживать и даже работать, - говорит Татьяна Подоприхина.

Гром среди ясного неба

Нине Михайловне Зорькиной (фамилия изменена - авт.) 75 лет. Последние 16 лет она ухаживает за дочерью, которой сейчас 42 года. К постели ее приковал рассеянный склероз. Девушка была замужем, растила сына. Диагноз прозвучал для всей семьи как гром среди ясного неба. Муж Лены из семьи ушел. Однокурсники, коллеги, подруги отдалились. У Лены остались только мама, отец и сын. Нина Михайловна переворачивает, приподнимает дочку по нескольку раз на день уже восемь лет подряд. У Лены - хронический цистит и доброкачественная опухоль в мочевом пузыре.

- В нашей поликлинике сначала отказали в консультации уролога на дому. Я обратилась к заместителю главврача - и теперь уролог осматривает дочку, меняет катетер. Памперсов уходит до пяти в день. В управлении соцзащиты выдают только по два на день. Остальные приходится закупать самим. Или выручают такие же семьи, у которых сохранились памперсы после смерти родственников.

Как-то раз Нина Михайловна, переворачивая Лену, почувствовала резкую боль в животе и была госпитализирована с ущемлением пупочной грыжи. Сиделку на время госпитализации семья потянуть не смогла. Воронежские тарифы сиделок - 150 руб. в час. Через свое ТСЖ удалось найти женщину из соседней многоэтажки, которая согласилась мыть Лену, менять памперсы за 50 руб. в час.

Счастлива по-настоящему

Тамара Ануфриева, по профессии врач-терапевт, уже восемь лет прикована к инвалидному креслу. Работала на своем участке на пределе сил. Не долечившись после ОРВИ, с температурой вышла на работу. Вот на таком выгорании и появились первые признаки грозного недуга. Как врач Тамара понимала прогноз своей жизни и в областной дом-интернат милосердия для пожилых и инвалидов обратилась сама, когда пришлось пересесть на коляску. А потом сюда же переехал доживать свой век и ее одинокий отец. Сейчас Тамара уже с трудом удерживает в руках кружку с чаем. В интернате у нее своя комната с живописным видом из окна, много книг. А четыре года назад Тамара вышла замуж. Виктор Кульнев работал здесь же юристом, помогал постояльцам - участникам Великой Отечественной войны - получить положенные им по закону квартиры. Преподавал право во ВГАУ. По ходу всех своих дел как-то зашел в комнату к Тамаре - с тех пор они неразлучны.

- Когда я узнала о своем диагнозе, то для меня было немыслимо - как это я вдруг буду ходить с палочкой? Потом - как буду ездить в инвалидной коляске? И вот езжу спокойно. И уже не могу читать, и одна нога не двигается, боль не отступает по 18 часов в сутки. Но именно в таком состоянии я встретила свою любовь, начала писать стихи и впервые чувствую себя по-настоящему счастливой. Мне было бы гораздо хуже, если б я была на ногах, но без Виктора. К нам в гости часто заходят знакомые - молодые, здоровые люди. Но я вижу, какая в их глазах тоска, в них - все печали нашего мира. А мне сейчас на душе гораздо лучше, чем в молодости. Самое главное - упорядочить свою духовную жизнь, и тогда уже ничего не страшно, - рассказывает Тамара.

Новый отсчет

В доме-интернате у каждого своя судьба - как отражение всех наших страстей из "здорового" мира. Пожилую женщину в интернат привели соседи. После смерти сына невестка выставила ее из квартиры, которая по документам оказалась подаренной внукам, и женщина стала жить там же на лестничной клетке.

Или - 60-летний Сергей Квасов, врач-дерматолог. Похоронил сначала жену, потом родителей. А потом два дня пролежал в своей квартире, будучи иногда не в силах добраться до телефона. Однажды сестра с мужем вскрыли дверь и вызвали "скорую". После госпитализации с инсультом в БСМП и курса реабилитации Квасов решил перебраться в интернат. Родные с этим решением согласились.

- Намного достойнее жить здесь, чем быть обузой для родственников, - говорит Сергей Иванович.

Здесь он постепенно встает на ноги, заново учится ходить и понял, что жизнь продолжается. Появились друзья, личные отношения. Теперь Сергей Иванович строит планы заново.

Елизавете Петровне Полежаевой 91 год. Доживать свой век в интернате она решила после совета с дочерью.

- Я жила у дочки в ее однокомнатной квартире и понимала, как ей мешаю. Поэтому мы решили, что я переселюсь сюда. И все наконец стало на свои места. Отношения с дочкой улучшились. Она меня часто навещает. А у меня здесь отдельная комната и очень достойный уход, - делится Елизавета Петровна.

Последняя остановка

- Я все чаще понимаю, что дома-интернаты - это устойчивый тренд. Ведь население стремительно стареет, - признается Юрий Недосейкин, директор Воронежского областного дома-интерната милосердия для пожилых и инвалидов.По его словам, никакого "пробивания", чтобы попасть в интернат, уже не нужно. В таких учреждениях по региону сейчас много свободных мест. Право на проживание здесь есть у любого человека с 1-й или 2-й группой инвалидности, а также у женщин после 55 и мужчин после 60 лет.

- Люди, которые приходят к нам сами с настроем здесь жить - они и живут намного дольше. А тех, кого родственники привозят обманом - такие уходят быстро, - говорит Юрий Недосейкин.Однажды целое семейство привезло к нему оформлять свою престарелую бабушку. Недосейкин начал разбирать бумаги и увидел, что у пенсионерки, помимо весьма скромной пенсии, идут еще ежеквартальные начисления от акций в размере 138 тыс. руб.

- Я показываю бумаги ее родственникам, которые, по всей видимости, пропустили "самое главное". И те без лишних слов бережно взяли бабушку под руки и уехали все вместе домой, - улыбается Юрий Николаевич.

кстати

Уход за заболевшим родственником• Вызовите на дом к немощному родственнику участкового терапевта. Он обязан выписать малый посыльный лист. После этого к больному придут врачи - узкие специалисты - и поставят в листе свое заключение.• С заполненным посыльным листом надо прийти в областное бюро медико-социальной экспертизы, где будет выписана реабилитационная карта инвалида. В этой карте должно быть заложено все, что вам потребуется: памперсы, инвалидные коляски, ходунки, калоприемники, кресла-туалеты. Настаивайте на максимальном списке.• С этой реабилитационной картой - в управление социальной защиты по месту жительства, где вы получите бумаги на все утвержденные технические средства реабилитации. Здесь же можно договориться о приходе на дом социального работника, который будет закупать продукты, оплачивать коммунальные и другие услуги, если немощный человек проживает отдельно. Но ухаживать за самим больным - например, менять памперсы - он не будет.Также можно подать в казенное учреждение Воронежской области "Управление социальной защиты населения" по месту жительства заявление о назначении и выплате компенсации расходов за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации. Компенсация выплачивается в размере стоимости приобретенного товара, но не более стоимости такого средства реабилитации, приобретаемого уполномоченными органами.• Социальные услуги в стационарной форме социального обслуживания предоставляются их получателям за плату или частичную плату, за исключением несовершеннолетних детей, лиц, пострадавших в результате чрезвычайных ситуаций и вооруженных конфликтов. Размер ежемесячной платы за предоставление социальных услуг в стационарной форме социального обслуживания рассчитывается на основе тарифов на социальные услуги, но не может превышать семьдесят пять процентов среднедушевого дохода получателя социальных услуг.• Распоряжение имуществом, в том числе недвижимостью, осуществляется лично гражданами. В соответствии с действующим законодательством после смерти граждан, проживающих в социальных учреждениях, родственники наделены правом на вступление в наследство в соответствии с действующим законодательством.• По всем случаям оформления человека в стационарные учреждения социального обслуживания Воронежской области, как и предоставления социальных услуг на дому обратитесь в управление социальной защиты населения по его месту жительства. Сотрудники управления разъяснят порядок оформления на стационарное обслуживание, а также окажут содействие в сборе необходимых для этого документов.

в тему

В семье или в интернате? За и противЮрий Недосейкин:- Я начинал работать здесь с тем настроем, что нельзя сдавать сюда своих немощных родственников. А теперь никого не сужу, стал понимать, что у каждого своя история, и неизвестно еще, что с нами будет.Татьяна Подоприхина:- Наших больных иногда мы сами уговариваем уходить в интернат. Потому что социальный работник пришел и ушел, а помощь такому человеку нужна постоянная. У нас в Воронеже есть семья, где рассеянным склерозом болеют отец и взрослый сын. Каждый лежит в своей квартире, а мама воспитывает второго сына и разрывается между ними всеми.Светлана Чуприна, главный внештатный невролог областного департамента здравоохранения:- Я убеждена, что выхаживание тяжелобольных после лечения - это нравственный долг семьи. У нас бывают случаи, когда после инсульта врачи возвращают человека к жизни, а родственники забирать не хотят: мол, для чего вы его спасли и сколько он теперь будет вот таким обездвиженным? Но есть и другие случаи. Молодая женщина приняла на руки из нашего отделения мужа после обширного инсульта. Ухаживала за ним, надевала памперс, уходя на работу, а вечером несколько часов посвящала реабилитационным занятиям. И однажды к ее приходу с работы он сумел наконец набрать на ноутбуке: "Моя любимая". Вот ради таких моментов родственникам надо забыть об интернатах. Ради высокого шанса подержать за руку своего обездвиженного мужа или отца и не почувствовать угрызений совести. Да и как мы заботимся о своих стариках заранее, чтоб не доводить их до такого состояния? Показываем ли их вовремя врачам?Виктор Кульнев, ухаживает за женой Тамарой Ануфриевой:- Уход за больными в монастырях всегда считался самой сложной работой, сложнее, чем дрова рубить и воду носить. И поэтому мы с Тамарой не осуждаем тех, кто своих родителей оформляет в интернат. Но мое мнение: надо жить вместе. Пусть у сына кончаются силы и терпение, пусть он лучше накричит на свою немощную мать! Зато потом попросит прощения, и Господь за все эти трудности благословит его. Все это лучше, чем отправлять в интернат и даже содержать там родителя на хорошие деньги, а потом приходить раз в неделю вежливо пить с ним чай.

тем временем

Как сообщили "Берегу" в областном департаменте социальной защиты, сегодня в регионе функционируют 40 стационарных учреждений социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов. В них проживает почти 5 тыс. человек.С 2010 года в Воронежской области реализуется социальный проект Пенсионного фонда Российской Федерации и правительства Воронежской области по строительству домов-интернатов нового типа. Построено шесть новых учреждений для людей пожилого возраста и с ограниченными возможностями здоровья. Здесь созданы максимально комфортные условия для проживания, все приспособлено для медицинской и социальной реабилитации.13 июня 2017 года после реконструкции открылся Новохоперский психоневрологический интернат.В 2017-2018 годах запланировано строительство геронтопсихиатрического центра в Грибановском районе.Открытие новых домов-интернатов позволило не только ликвидировать очередность, но и улучшить условия проживания. Новые здания оснащены современным оборудованием, лифтами, подъемниками. Организована работа психологической, реабилитационно-оздоровительной службы, лечебной физкультуры, массажного кабинета, комнаты психологической разгрузки.