13..15 С
Давление: 751..753 мм рт.ст.
Ветер: Северо-Восточный 5 м/с
 
58.2242
69.2635
 
 
 
Гостевой блокнот

mnogosun

alex

 

Разгром румынских армий под Сталинградом

23 января 2013 года 22:40
 

19 ноября 1942 г. началась наступательная операция советских войск под Сталинградом, получившая кодовое наименование «Уран». По плану Советского Верховного Главнокомандования Юго-Западный и Сталинградский фронты охватывающими «веерными» ударами с севера и юга в общем направлении на Калач должны были прорвать линию вражеской обороны, разгромить фланговые части немецко-фашистских войск, окружить главные силы противника в районе Сталинграда и в последующем - уничтожить их.

Направления основных ударов операции «Уран» были выбраны таким образом, что приходились по войскам сателлитов Германии. Советские военачальники считали, что боеспособность армий стран союзников уступает немецким. Так о румынах, анализируя оперативную обстановку, складывающуюся под Сталинградом, Г.К. Жуков говорил, что они «вооружены слабее немцев… и тактика их действий отличается от немецкой отнюдь не в лучшую сторону».

В полосе наступления Сталинградского фронта (командующий генерал-полковник А.И. Еременко) основной удар был направлен против 4-й румынской армии. Она занимала позиции южнее Сталинграда между Кегултом и Бекетовкой. Командующим был генерал К. Константинеску. В ноябре 1942 г. 4-я румынская армия включала 5 пехотных и 2 кавалерийские дивизии и насчитывала около 75 тысяч человек.

В полосе наступления Юго-Западного фронта (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) основной удар советских войск был нацелен на прорыв обороны 3-й румынской армии (командующий генерал П. Думитреску). Она держала фронт между населенными пунктами Вешенская и Клетская. 3-я румынская армия имела в своем составе 8 пехотных, 2 кавалерийские и 1 танковую дивизию общей численностью более 143 тысяч человек. В оперативном отношении обе румынские армии подчинялись командованию немецкой группы армий «Б».

Прорыв обороны румын Н.Ф. Ватутин решил осуществлять силами 5-й танковой и 21-й армий.

В оборонительный период, предшествовавший операции «Уран», соединения Юго-Западного фронта провели ряд частных операций с целью подготовки выгодных условий для перехода в наступление. Особенно важное стратегическое значение имели плацдармы, захваченные на западном берегу Дона в районах населенных пунктов Серафимович и Клетская. Но Дон, который уже форсировали передовые подразделения, предстояло скрытно преодолеть основным силам советских войск. А западный берег реки возвышался над восточным местами до 60-80 метров.

В мемуарах командующий 21-й армией генерал-майор И.М. Чистяков вспоминал: «Пройдя всю войну и форсировав немало рек, я могу сказать, что войскам нашей армии никогда не приходилось так тяжело переправляться через водную преграду, как через Дон в ноябре и декабре 1942 года. Поздней осенью нельзя организовать переправу ни по-летнему, то есть мостами и паромами, ни по-зимнему, так как река еще не замерзла полностью. Лед не мог выдержать не только технику, но и человека».

Армейское руководство шло на серьезный риск, плотно сосредотачивая войска и технику в малолесистой части плацдармов в последние дни перед наступлением. Ведь любой вражеский снаряд, мина, бомба, упавший в этом районе, обязательно поразили бы какую-то цель. Но маскировка себя оправдала. Плененный 22 ноября 1942 г. командир 5-й румынской дивизии генерал Мазарини подтвердил: «Сосредоточение такой крупной массы войск на сравнительно узком участке фронта было произведено в полном неведении румынского командования, хотя и имелись сведения о готовящемся наступлении».

19 ноября 1942 г. в 7 часов 30 минут залпом реактивных установок – «катюш» - началась артиллерийская подготовка. 3500 орудий и минометов разрушали и подавляли огневую систему фашистских войск на переднем крае и в глубине обороны. Советские стрелковые дивизии Юго-Западного фронта атаковали румынские позиции, но встретили ожесточенное сопротивление и к 12 часам лишь на 2-3 км продвинулись вглубь обороны противника.

В этих условиях командующий 5-й танковой армией генерал-майор П.Л. Романенко решил ввести в бой 1-й и 26-й танковые корпуса.

Прорвав оборону румынских войск уже к 14 часам 19 ноября, танки 26-го корпуса двинулись в прорыв, прокладывая путь пехоте. 1-й танковый корпус на соседнем участке фронта временно увяз в боях и значительно отстал. Потому танкисты генерал-майора А.Г. Родина действовали на свой страх и риск, понимая, что правый фланг соединения остался без прикрытия. Но на их стороне был фактор неожиданности. К рассвету 20 ноября, части 26-го танкового корпуса, пройдя за ночь около 35 км, подошли к селению Перелазовский. Этот крупный населенный пункт лежал на пересечении автомобильных дорог и в стратегическом плане был важен неприятелю. Кроме того, в нем дислоцировался штаб 5-й румынской дивизии. В результате внезапного удара Перелазовский был взят.

Генерал А.Г. Родин писал, что в Перелазовском были захвачены 2500 пленных, вся штабная документация, узел связи, типография, склады, госпиталь с ранеными, масса автомашин и другой военной техники. Атака и захват Перелазовского были настолько неожиданными, что офицеры румынского штаба, убегая, оставили на столах раскрытые папки и бумаги для исполнения, отпертые ящики, сейфы с ключами в дверцах, а на вешалках – свои мундиры. Разгромив штаб 5-й пехотной румынской дивизии, танкисты дезорганизовали и разобщили действия остатков ее подразделений, что в конечном итоге ускорило их окончательный разгром.

Продвигаясь в тылы противника, корпус А.Г. Родина ночью столкнулся с 1-й румынской танковой дивизией, спешившей в противоположном направлении – к передовой. Советские танкисты, оставаясь незамеченными, пропустили румынские танки, а следовавшие за ними автомашины обоза включили в свою колонну, посадив в каждую по автоматчику. «Мчитесь, голубчики дальше, - писал Родин в своих мемуарах, - без горючего и боеприпасов много не навоюете».

Таким образом, советские танковые корпуса мощными ударами вклинились в позиции 3-й румынской армии с запада и востока, сея панику и громя тылы фашистов. Наступающая за танковыми подразделениями советская пехота, постепенно окружала крупную группировку 3-й румынской армии в районе населенных пунктов Распопинская, Избушенский.

В этом окружении решающую роль сыграла 63-я стрелковая дивизия 21-й армии (командир полковник Н.Д. Козин). Румынские войска оказывали жестокое сопротивление, пытаясь вырваться из суживающегося котла. Так только 22 ноября противник около 20 раз переходил в яростные контратаки против воинов 63-й стрелковой дивизии, но все атаки были отбиты. 23 ноября румынское командование 12 раз бросало окруженные подразделения на прорыв кольца окружения. Своего рода актом отчаяния была последняя контратака, предпринятая 23 ноября румынскими офицерами численностью до батальона. «Подразделение капитана Лискунова, подпустив цепи офицеров на близкую дистанцию, открыло ураганный огонь из автоматов, пулеметов и минометов. Не выдержав огневого натиска, враг позорно бежал в Распопинскую, неся большие потери», - значится в отчете о ходе боя.

Анализируя обстановку в полосе наступления Юго-Западного фронта, немецкий генерал Г.Дёрр писал: «После двухдневных боев 3-я румынская армия перестала оказывать организованное сопротивление» и фактически была обращена в бегство. Офицер-разведчик 6-й армии Паулюса И. Видер, говоря о боях на участке Клетская-Серафимович, отмечал, что «вся румынская армия попала в кровавую мясорубку и фактически перестала существовать».

Тем не менее, в полосе наступления Юго-Западного фронта 19-23 ноября 1942 г. складывалась достаточно сложная оперативная обстановка, какую в военном обиходе называли «слоеным пирогом». Советские части наступали несколькими эшелонами, и каждая из них теснила, заставляла отступать противника. Характерным явлением тех дней были повторные кровопролитные бои за один и тот же населенный пункт, ведение военных действий советскими частями сразу на несколько фронтов.

Видимо не случайно командующий 21-й армией не считал румын легким противником. В мемуарах он подчеркивал, что «румынские солдаты, находясь в окружении, не сдавали своих участков без тяжелых боев. Нередки были случаи, когда они яростно наносили контратаки и ставили наши войска в очень сложное положение».

Исследователь Д.А. Тарас подчеркивает, что несмотря на нехватку противотанкового оружия и «танкобоязнь», распространенную в румынских подразделениях, на отдельных участках фронта румыны оказывали яростное сопротивление наступающим советским частям. Так, только в секторе 13-й пехотной дивизии румын было подбито 25 советских танков.

К 22 ноября основная часть 3-й румынской армии была окружена у населенных пунктов Распопинская-Избушенский. Румынам был предложен ультиматум о капитуляции. Получив отказ, советское командование отдало приказ овладеть хутором Верхне-Черенский, куда в это время переместились штабы 5-й и 6-й румынских пехотных дивизий. Населенный пункт был захвачен.

В плен попали генерал Ласкар (командир 6-й пехотной дивизии) и Мазарини (командир 5-й пехотной дивизии). Кроме генералов в плен было взято 40 штабных офицеров, в том числе 8 полковников. Общее число пленных этой группировки составляло более 8000 солдат и офицеров.

В ту же ночь, когда Ласкар и Мазарини со своими штабами были уже в плену, Гитлер отправил оптимистичную телеграмму Й. Антонеску, в которой выражал уверенность, что группа Ласкара сможет вырваться из окружения. В заключении фюрер писал: «Выражаю особую благодарность генералу Ласкару за образцовые действия. Как раз вчера я наградил генерала Ласкара – первого офицера наших союзных войск – «Дубовыми листьями» к рыцарскому железному кресту». Но «щедрость» фюрера оказалась запоздалой.

После капитуляции войск генералов Ласкара и Мазарини в кольце окружения непосредственно в районе станицы Распопинская оставалась еще одна группировка частей 3-й румынской армии, состоявшая из трех полнокровных дивизий. Возглавил ее бригадный генерал Стэнеску.

Для того чтобы ускорить ее капитуляцию командующий 21-й армией пошел на военную хитрость. С наступлением темноты к передовой были стянуты автомашины и сани с прицепленными зажженными фарами. Шум тракторов и ложные телефонные переговоры должны были убедить окруженцев в том, что против них готовится наступление крупными механизированными силами. Психологическое давление оправдало себя. 23 ноября генерал Стэнеску, видя бессмысленность дальнейшего сопротивления, принял решение о капитуляции.

Советскими войсками были захвачены значительные трофеи.

В плен попало свыше 21 тысячи румынских солдат и офицеров, в том числе один генерал, 9 полковников и больше 120 старших офицеров.

Командир 63-й стрелковой дивизии полковник Козин провел первый допрос генерала Стэнеску. Привожу небольшую выдержку из этого документа.

«Стэнеску. Господин полковник. Имею честь представить вверенные мне королевские войска на вашу милость и великодушие. Могу ли я просить вас устроить мне свидание с командующим армией, перед которым я сложил оружие?

Козин. К сожалению, господин генерал, ваша просьба не может быть выполнена. Вести с вами переговоры генерал Чистяков уполномочил меня. Да будет вам известно, господин генерал, что оружие ваши войска сложили не перед армией, а только перед частями моей дивизии...

Стэнеску. Сколько же ваших солдат приходилось на каждого моего королевского солдата?

Козин. Наших войск было в три раза меньше.

Стэнеску. Это невозможно!

Козин. Это факт, господин генерал».

Всего при ликвидации «котла» распопинско-избушенской группировки советскими частями было взято в плен более 29 тысяч румынских военнослужащих, в том числе три генерала. С нашей стороны действовало чуть больше 9 тысяч человек. Но у румын были на исходе боеприпасы.

Капитуляция перед советскими войсками такой значительной по численности группировки войск противника была одной из первых в истории Великой Отечественной войны.

Войска Сталинградского фронта также успешно справились с разгромом 4-й румынской армии. Они перешли в наступление из района Сарпинских озер 20 ноября, прорвали оборону 4-й румынской армии и концу дня прошли 20-30 км. В последующие дни танковые клинья сеяли панику и громили тылы фашистов. Части 4-й румынской армии вошли в группу армий «Дон», задачей которой был прорыв окружения вокруг 6-й армии Паулюса. В боях в ноябре-декабре 1942 г. 4-я румынская армия понесла потери более 80 % личного состава. Две румынские дивизии – 1-я кавалерийская и 20-я пехотная (общей численностью более 12 тысяч человек) оказались в Сталинградском кольце.

Таким образом, в белоснежных степях под Сталинградом, советские войска развеяли миф о «Великой Румынии». У Сталинграда румынские армии понесли общие потери численностью 158 850 человек. Поражение под Сталинградом было самым сокрушительным для Румынии во всей ее военной истории. Оно в конечном итоге предопределило переход Румынии на сторону СССР.

Малютина Татьяна,

доцент ВГАУ им. императора Петра I

 

bezymyannyj

bezymyannyj_2

 

  10289



Добавить комментарий

Ваш комментарий
Ваше имя
Ваш E-mail
 

majorstudio

Другие сообщения

Учитель Иван Иванович Ткаченко в своих исторических розысках будто задался целью доказать: все дороги ведут в его донскую Новую Калитву. И ведь получалось. Удача просто сама плыла в руки. Правда, так казалось со стороны.
18 декабря 1876 года на Казанской площади в Петербурге состоялась первая в России политическая демонстрация с участием рабочих и студентов. Митинг был вызван ростом стачечного движения в стране. Демонстрация была организована и проведена народниками-землевольцами и связанными с ними членами рабочих кружков. На площади собралось около 400 человек.
Эта памятная дата отмечается Союзом журналистов России с 1991 года. В России в этот день вспоминают журналистов, погибших при исполнении профессионального долга. Родственники, друзья и коллеги чтят память талантливых репортеров, фотографов, телеоператоров, погибших как в военное время в «горячих точках», так и в мирное время в борьбе за честную и оперативную информацию.
В течение десяти с лишним лет 12 декабря являлся официальным выходным. Однако, 24 декабря 2004 года Госдума приняла поправки в Трудовой кодекс РФ, изменяющие праздничный календарь России. Закон предусматривает отмену выходного дня в День Конституции.
7 декабря 1714 года царь Пётр I учредил орден Святой великомученицы Екатерины. Единственной при жизни Петра обладательницей этого ордена стала его супруга Екатерина Алексеевна, получившая его в честь своего достойного поведения во время неудачного для Петра Прутского похода 1711 года.
Боевые действия сразу же приняли ожесточенный характер. Несмотря на отсутствие превосходства в живой силе и технических средствах, на сильные морозы, глубокий снежный покров, войска левого крыла Калининского и правого крыла Западного фронтов уже в первые дни контрнаступления прорвали оборону противника южнее Калинина и северо-западнее Москвы, перерезали железную дорогу и шоссе Калинин — Москва и освободили ряд населенных пунктов.
Четырехместная «легковушка» развивала максимальную скорость 90 км/ч и, за исключением некоторых отличий, представляла собой почти точную копию немецкого автомобиля «Опель-Кадет К38». Инициатором выпуска нового советского автомобиля выступил сам Иосиф Сталин.
 

mi36

Последнее обсуждаемое

1alfa

© 2011 - 2016 Агентство информации "ФАКС".
Копирование информации размещенной на сайте, без активной гиперссылки на источник - запрещено.

Создано в студии "Алекс"