08 декабря 2019

Премьер Большого театра Вячеслав Лопатин - о воронежском фестивале, премии "Золотая маска" и зрителе

07.11.2019

Танцор балета ВячеВ­слав Лопатин - постоянный участник фестиваля "Воронежские звезды мирового балета", получивший в этом году премию "Золотая маска" в номинации "Современный танец/Мужская роль" за партию Ученика в балете "Нуреев", вновь станцевал на воронежской сцене. В этот раз он исполнил роль Принца в балете "Щелкунчик".

В перерывах между репетициями Вячеслав Лопатин дал интервью корреспонденту "Берега".

ОТ ШТРИХОВ - К КАРТИНКЕ

- Как сложилось взаимодействие с главным балетмейстером театра Александром Литягиным, который не только художественный руководитель фестиваля, но и ваш однокурсник?

- Замечательно сложилось. Александр проводил с нами репетиции и помогал точнее исполнить хореографию определенной редакции спектакВ­ля. Со стороны он видит картинку целиком и обрисовывает ее для артистов. Александр Литягин помог мне ввестись в спектакль воронежского театра максимально быстро.

- Но это не первый "Щелкунчик" в вашей творческой биографии…

- Да, я исполняю роль Принца в "Щелкунчике", который идет в Большом театре, но у нас другая редакция. А ранее танцевал в нем партию Арлекина, испанской куклы.

- Пятый фестиваль "Воронежские звезды мирового балета" тематический, посвящен Петру Чайковскому - знаковой фигуре в балетном искусстве. Как это имя повлияло на вашу судьбу?

- Это легендарный композитор, который создал уникальные шедевры. Чайковский любим мной не только потому, что написал потрясающую музыку, но и по той причине, что он всегда говорил о балете как о высоком искусстве. Он повторял, что не понимает людей, считающих, что балет создан для увеселения толпы, и защищал этот прекрасный жанр искусства. И мне это близко.

ОПЫТ И РЕПЕТИЦИИ

- Связывать свою жизнь с этим искусством вы, в общем-то, не сразу были готовы и уж вряд ли предполагали, что станете известным танцовщиком и лауреатом "Золотой маски". Каким образом сформировалось желание сделать балет профессией?

- В балет я пришел в десять лет и вначале не понимал, зачем это мне нужно и что из этого получится. Первое осознание профессии появилось на репетициях с педагогом классического танца Анатолием Дубининым, когда тот предложил поработать с сольными вариациями. Стало понятно, на какой результат следует работать.

Потом для отчетного концерта в училище мы с педагогом подготовили вариацию Джеймса из балета "Сильфида". Мне, честно говоря, не понравилось, как я ее тогда станцевал. Не хватило дыхания, выносливости… Это и стало отправной точкой. Я понял, что должен больше работать над собой, чтобы подобных вещей со мной больше не повторялось. И так потихоньку, шаг за шагом, от опыта к опыту это желание - стать артистом балета - и формировалось.

- В образ своего персонажа вы входите, когда надеваете костюм, или это происходит гораздо раньше?

- Мы работаем над образом. Мы не можем надеть костюм и сразу выйти на сцену. Это происходит иначе. Если это сюжетный балет, то мы читаем литературу, узнаем больше о своем герое. Мы вживаемся в этот образ. На репетициях, помимо того, что мы отрабатываем хореоВ­графический текст, раскрываем и своего героя - в рамках поставленной режиссером задачи. Но все сделать идеально по разным причинам не всегда получается. После

спектакля я всегда обдумываю, что вышло хорошо, а что не так, как я хотел, и что нужно сделать в следующий раз, чтобы этого не повторилось.

"НЕ ОЖИДАЛ, ЧТО ПОЛУЧУ НАГРАДУ"

- Премия "Золотая маска" для вас - особая награда и ответственность? И что вы можете сказать о балете "Нуреев"?

- Я не ожидал, что получу такую награду. Мне вообще сложно представить, каким образом из целостного спектакля можно отметить только одного человека. Балет - это совместное творчество, даже твой выход на сцену готовится, создается другими артистами. Конечно, мне приятно, что я получил "Маску" за партию Ученика в балете "Нуреев". Хотя, стоит отметить, мой персонаж - это собирательный образ учеников. И на сцене в этот момент со мной находятся несколько человек - чтец, арфист, музыканты. А в целом спектакль очень интересный и неординарный. Ведь в нем не только артисты балета и музыканты из оркестра задействованы, но и артисты театра и кино, и еще огромная масса людей! Спектакль очень большой, таковых я еще не встречал. Нуреев - человек, который очень многое сделал для развития балета, популяризировал его везде как вид искусства. Он - легенда.

ОТ ИСКУССТВА ДО МОДЫ

- В этот раз вы в Воронеже станцевали с Елизаветой Корнеевой, которая также была номинирована в этом году на "Золотую маску". Мне кажется, это говорит об очень хорошем профессиоВ­нальном уровне воронежской труппы. Вы танцуете на фестивале в пятый раз, что думаете по этому поводу?

- В этом году танцую с Елизаветой, хотя обычно - со своей женой Анастасией Сташкевич. Про театр могу сказать, что он развивается. Во-первых, каждый год, когда я приезжаю, отмечаю, что появляется очень много новых лиц, которых не знаю. И Лиза Корнеева, с которой я танцую в этот раз, тоже молодая артистка, но уже солистка балета. Театр развивается и по репертуару, уделяет внимание современным постановкам, занимается восстановлением трехактных классических балетов. Театр живет.

- Хочется, чтобы и зритель молодой в театр приходил…

- В столичном городе в залах гораздо больше молодой пубВ­лики, потому что сейчас стало модно ходить в театр. И не из-за большой любви к искусству. Просто модно бывать в театре. И я думаю, что это будет только прогрессировать.

- Анастасия Сташкевич тоже неоднократно была участницей нашего фестиваля. Долгие годы она оставалась только вашей партВ­нершей по сцене, а теперь - ваша жена. Танцевать с любимой женщиной - это какое-то иное чувство?

- Я обожаю танцевать со своей женой. Мы с ней вместе танцевали еще тогда, когда были просто коллегами, задолго до того, как начали встречаться. Я очень к ней привык. Не только в каком-то "техническом плане" - как взять, как переставить с ноги на ногу, а именно к тому, как мы существуем на сцене вместе. Нам не нужно обговаривать, что мы будем делать в этой сцене, мы уже это знаем. Мы танцуем с Анастасией с 16 лет. Но театр театром, зал залом, а дом домом. Дома мы стараемся как можно меньше говорить о балете и репетициях, но, конечно, приходится к балету возвращаться. И, если что-то нужно выучить к завтрашнему дню, мы начинаем учить материал дома. Разумеется, не в полную ногу это делаем, просто учим порядок элементов.